Исторический Днепр: где находился «Дом прокатчика»

20 октября 2018, 11:45 211

Не хватит пальцев рук и десяти людей, чтобы посчитать все те старинные дома в Днепре, которые дожили до наших времен. Такие здания, как правило, скромно стоят в тени новостроек и лишь своим внешним видом напоминают о былой эпохе. Они видели истории влюбленности и расставаний, наблюдали за развитием города и томно ждут, что же будет дальше.

Местные жители настолько вошли в ритм жизни мегаполиса, что сегодня вряд ли придают значения не то, что стареньким постройкам, а и тем домам, в которых живут. Речь идет о бывшем общежитии ЧАО «ДМЗ» на улице Караваева, внешний вид которого заметно выделяет его среди других. 

В принципе, лет ему не так уж и много. В 1934-м году тогда еще завод имени Петровского получил разрешение потратить 2 000 000 рублей на строительство жилого дома гостиничного типа на 2 тысячи человек (попросту говоря, общежитие). Исходя из того, что в то время в приоритете была реконструкция старой части города, а не развитие призаводских поселков, горисполком над выбором участка думал недолго. Заводу предложили строить здание на Пушкинском проспекте со сносом ряда «древних» домов.

Дирекцию предприятия такой расклад вещей не обрадовал. Хоть район и не был особо застроен, но из предложенных к сносу зданий необходимо было отселить около 300 человек. Причем, как и сейчас, все это проводилось за счет заказчика строительства и предоставить этим людям надо было не просто комнаты в общежитии, а полноценные заводские квартиры. Ответ «Петровки» на требования города был быстр и однозначен: завод соглашался строить новое здание только на территории своего ведомственного поселка имени Фрунзе.

Момент строительства

Так здание выглядит сейчас

Городские власти сдались фактически без боя. Уже в 1935-м году на южной окраине поселка началось строительство общежития для холостяков прокатного и мартеновского цехов завода имени Петровского. Здание было значительно меньше, чем оговаривалось, но по организации и богатству отделки превосходило собой все, что было построено в городе. Образцовое общежитие состояло из двух блоков почти равного размера: мужского и женского. В жилых комнатах было достаточно места для 2-3-х человек. Вестибюли, гардероб и душевая были организованы по цеховому принципу: рабочий, придя домой, не может попасть в жилую часть, не пройдя душевую и не сменив спецодежду на домашнюю. Кроме жилых помещений в «Доме Прокатчика» находилась довольно большая столовая, магазин и прачечная, свой досуг жильцы проводили в «комнатах дневного пребывания» — для каждого в свободном доступе был общественный холл на каждом этаже, библиотека, актовый зал и даже солярий на крыше.

Что касается внешнего вида и оформления стен, то все было «по-богатому»: архитектурная отделка включала в себя лепку, скульптуру, вычурную роспись и паркетные полы, а дополняла все это роскошная мебель. Как для жилых комнат, так и для общественных помещений, ее делали по спецзаказу, в который входили и кровати, и тумбочки, мягкие диваны, кресла, стильные столы и даже этажерки для цветов. И это не говоря о десятках ковровых дорожек, бюстах вождей и картин с революционной тематикой. Зданием действительно можно было гордиться и не зря: его макет и фотографии выставили на Всемирной выставке в Париже (1937-й год) как одно из достижений СССР в сфере заботы о рабочем классе.

Были у «Дома Прокатчика» и недостатки. Уже в ходе строительства «вылезло боком» низкое качество кирпичной кладки, а после того, как объект сдали, проявились дефекты в отоплении и электропроводке. И что самое интересное — крупнейшее заводское общежитие забыли радиофицировать. Благоустройством территории, в соответствии с тогдашней практикой, должны были заниматься сами жильцы, но из-за того, что с территории довольно долгое время не вывозился строительный мусор, сделали это не сразу. Немалую роль сыграл и человеческий фактор. Службы общежития работали плохо (особенно столовая), да и сами постояльцы относились ко всему без особого уважения. О серьезном ремонте речь зашла только в 1939-м году, однако выполнили обещанное лишь к 1941-му году.

Когда именно было разрушен «Дом Прокатчика» — в 1941-м или в 1943-м году — неизвестно, но к октябрю 1943 года он представлял собой выгоревшую и частично разрушенную кирпичную коробку. Восстанавливать его принялись лишь через четыре года, используя уцелевшие перекрытия и стены и окончательно закончили только к 1950-му году. Как и до войны, здесь продолжило работать общежитие на 420 мест. Обустройство дома, если и не полностью повторяло довоенное (вкусы все же несколько изменились), то и не уступало ему. Но писали о здании уже значительно реже, да и в целом его дальнейшая судьба вполне обычна для таких зданий. Плохое содержание, плохой ремонт, постепенная застройка помещений и изменения планировок… За несколько десятилетий «Дом Прокатчика» превратился в рядовую «общагу», которая выделяется среди других лишь размерами и своей историей.

В этом году

Сложно поверить, что несколько лет назад это здание было самым роскошным общежитием в СССР

Отголоски прошлого

Что касается внешнего вида и оформления стен, то здесь все было «по-богатому»

 Образцовое общежитие состояло из двух блоков почти равного размера: мужского и женского

В жилых комнатах было достаточно места для 2-3-х человек

Рабочий, придя домой, не мог попасть в жилую часть, не пройдя душевую и не переодевшись

Кроны деревьев пытаются скрыть историю от взора злостных арендаторов

Ржавое прошлое

Макет общежития выставляли на Всемирной выставке в Париже как одно из достижений СССР в сфере заботы о рабочем классе

Сейчас же слово

За несколько десятилетий «Дом прокатчика» превратился в рядовую общагу

К сожалению, сейчас следят только за теми зданиями, за которыми выгодно

Фото: Денис Чубченко

Источник: dp.informator.ua
Подписаться Поделиться Твитнуть Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *