15.06.2016 12:10 460

В Днипровских тюрьмах борются с наркоманами

В Днипровских тюрьмах борются с наркоманами  Фото № 0

Уголовный кодекс Украины советского периода обязывал – понятно, насильно – лечить граждан, подверженных «порочной страсти», проявляющейся, в том числе, и в местах лишения свободы. «Гуманный» УК 2001 года отдал это нелегкое дело исключительно на откуп сотрудникам пенитенциарной службы. И, похоже, справляться им со страстями своих воспитанников очень непросто

Как подметил недавно главный специалист управления Государственной пенитенциарной службы в Днепропетровской области подполковник внутренней службы Ярослав Костюченко, «человек слаб, и порочная страсть заставляет его даже в местах лишения свободы искать, как бы эту страсть удовлетворить…» Учитывая, что 60% подследственных  и осужденных, «томящихся за решеткой» в областных исправительных учреждениях, попали туда за преступления, прямо или косвенно связанные со «страстями»,  можно представить, какой масштаб принимает это «удовлетворение» и противодействие ему.

Речь идет о наркотиках, которые продолжают употреблять подопечные исправительных учреждений, готовящих своих воспитанников к выходу на свободу с чистой совестью и по возможности без порочных страстей и даже вредных привычек. Продолжают употреблять – несмотря на засовы и решетки, а также и то обстоятельство, что к каждому заключенному, и особенно замеченному в пагубной страсти, применяются меры воспитательного воздействия, согласно специальной программе дифференцированного подхода к каждому воспитаннику. Как рассказывает Ярослав Костюченко, за пять месяцев нынешнего года в исправительных учреждениях области было изъято при попытках передач 147,5 грамма наркотиков. И это достаточно большое количество, учитывая, что, как правило, за один раз передаются от 0,5 до 2 граммов.

Поток наркотиков в днепропетровские колонии, регулярно спотыкающийся о бдительность днепропетровских пенитенциариев (Ярослав Костюченко считает, что за решетку попадает приблизительно такое же количество зелья, какое задерживается), просачивается в камеры с самыми разными предметами и вещами. Это и сгущенное молоко, и варенье, и йогурты (нередко наркотики прячут в жидких сладостях, предварительно поместив их в презервативы), и конфеты, и картошка, и редиска, и крупы, и прочие продукты, которые можно передавать ежедневно, так как количество передач с некоторых пор не ограничено.

Между тем, наше гуманное законодательство не предусматривает уголовной и даже административной ответственности за попытку передачи наркотиков с воли в исправительные учреждения. «В течение одной недели сотрудники отделения надзора и безопасности Желтоводской исправительной колонии два раза обнаруживали наркотики, передаваемые женщиной. Всякий раз вызывались сотрудники полиции, которые доставляли ее в отделение, и скоро отпускали, так никаких формальных претензий, с точки зрения законодательства, предъявить ей было нельзя», - говорит Ярослав Костюченко.

Не подлежат ответственности и так называемые «метатели», которые перебрасывают грузы с наркотиками через стены колоний. Метнуть посылочку с зельем через 15-метровую зону охраны с  4-метровой стеной не так-то просто, однако на помощь приходят подручные средства. Например, рогатки (катапульты еще не замечены). Как говорит Ярослав Костюченко, лидером по числу перебросов является Днепропетровское учреждение исполнения наказаний (бывший СИЗО), где фиксируется еженедельно в среднем по 2 случая.

По словам Ярослава Костюченко, доходит до крутых разборок. 1 марта сотрудники охраны Желтоводской колонии заметили под стенами учреждения машину с выключенными фарами. Охранник с собакой и заместитель начальника охраны (без оружия) выдвинулись в ее сторону, но встретили такой прием, что были вынуждены вызвать охрану с оружием. Дошло до того, что сотрудников охраны злоумышленники попытались было разоружить и отступили только тогда, когда пенитенциарии дали в воздух из пистолета и автомата несколько предупредительных выстрелов. Инцидент, похоже, остался только в воспоминаниях обеих сторон. Материалы, касающиеся передачи наркотиков в исправительные учреждения, в том числе путем метания через стены, не трансформируются в уголовные дела.

Единственное, что можно вменить метателям, - хулиганство. Между тем, в наши тюрьмы попадают не только наркотики, но и алкоголь, мобильные телефоны. За пять месяцев при попытках передач было изъято 86 литров алкоголя и 414 мобильных телефонов. Телефоны тоже попадают за решетку самыми ухищренными способами. Однажды «мобилку» обнаружили в ведре со смальцем. Нередко они попадают в места не столь отдаленные сразу же со своими владельцами.

«Их прячут в полостях тела», - корректно выразился Ярослав Костюченко о «схронах», помогающим покрыть мобильной связью места не столь отдаленные. Кстати, телефонные «разводы» по поводу родственников, попавших в ДТП или еще какую-нибудь передрягу, и предполагающие, что разбуженные ночью испуганные люди кинуть выручать своих чад с помощью перечислений денег, чаще всего ведутся именно из камер. По словам Ярослава Костюченко, один из осужденных с помощью мобильной связи регулировал наркотрафик из Средней Азии в Украину. Другой – наторговал сахара на несколько миллионов гривен…Кстати, днепропетровские заключенные, похоже, уже полным ходом перешли на электронные деньги. По словам Ярослава Костюченко, в последнее время в колониях очень редко изымаются денежные купюры. 

 

Источник: http://zorya.org.ua